Часть 2. Собака-проводник. Школа.

Часть 2. Собака-проводник. Школа.

Итак, после знакомства, в школе начались занятия - ежедневные теоретические и практические, а также основы дрессуры и ветеринарии.

В понедельник после обеда позже всех приехал Виталий, тот самый мой знакомый из Улан-Удэ, который рассказал про эту школу. Так получилось что он, написавший заявку на один год раньше, попал в одну группу со мной. Мы с Виталием и сопровождающим его племянником Петром поселились в одном номере. Время было распределено следующим образом:

в 8:30 - завтрак,

в 10:00 - занятия с собакой,

в 12:00 - лекции,

в 13:00 -обед,

в 14:00 — снова занятия с собакой,

в 17:00 – конец занятий,

в 17:30 - ужин,

а потом свободное время.

 В первый день, оставив Джефа в вольере, Катерина повела меня на тренировочную площадку, так называемый городок. Подойдя к началу маршрута, по которому мы с Джефом должны будем ходить каждый день, Катя сказала мне, что сперва я должен пройти этот маршрут с ней в целях ознакомления, и она мне по пути следования будет рассказывать подробности нашей работы.

Я взял Катю под руку, и мы пошли. По дороге было много препятствий и имитаций мостов, железнодорожных переходов и тому подобное. Останавливаясь перед каждым препятствием, Катя просила чтобы я самостоятельно определял характер препятствия и обходил его, объясняя, что ровно так будет вести себя собака и мне нужно самому определять дальнейшее действия. Поначалу это может показаться лёгким занятием, но это далеко не так, препятствия имеют различное направление и расположение, и надо чувствовать в какую сторону тебя тянет или толкает собака.

Сперва всё получалось коряво, я не всегда понимал действия Джефа и расстраивался, но мой умный друг, тыкая влажным и холодным носом и виляя хвостом как бы говорил: «Не волнуйся. Я рядом. Я здесь. Я тебе помогу. Давай ещё раз. Ты сможешь.» «Да, мой Джеф. Я смогу. Мы справимся» - твердил я про себя.

Вторая часть ежедневных занятий с собакой проходила в парке школы. Там мы занимались дрессурой, командами «лежать», «стоять», «рядом», «апорт», «место». Учились просто ходить с собакой, и чтобы она беспрекословно исполняла все команды хозяина. Собаки должны были находиться всё время с нами на занятиях, на лекциях и сопровождать повсюду.

На третий день мне дали Джефа с собой в гостиницу. Отныне я должен был сам кормить, поить, мыть и выводить его на выгул и прогулку. В каждой комнате к стене было прикреплено кольцо для привязывания собаки, но мой Джеф ночью спал у моей кровати. По утрам надо было очень рано вставать, чтобы выгулять собаку. Это поначалу очень раздражало, чувствовалось недосыпание, и даже была такая (как потом выяснилось не только у меня) мысль - зачем я это всё затеял, ведь это не на один день! Но она быстро прошла, и с каждым днём становилось всё легче и легче, мы больше привязывались к своим собакам, а они отвечали нам взаимностью.

 Площадка, на которой мы проходили маршрут - городок - была очень добротно сделана. Много деревьев, кустов и цветов. Где-то в середине городка чуть ниже основного уровня в окружение зелени находился мангал. Стоял длинный стол и скамейки. Это, как я предположил, место для отдыха работников и возможно для приехавших в школу людей. На мой вопрос директору школы можно ли нам сделать там шашлыки и посидеть после занятий, был дан утвердительный ответ, но с оговоркой, что только после сдачи экзаменов. Я взял себе на заметку - неплохо было бы всем собраться здесь после всего и немного отдохнуть. Но до отдыха оставалось ещё некоторое время.

После ужина мы стояли у гостиницы и беседовали. Делились своими впечатлениями, а наши собаки игрались и гонялись друг за другом, иногда подбегая к своим хозяевам как бы проверяя не потерялись ли их хозяева. Стояли тёплые летние вечера в пахло свежескошенной травой.

Как-то вечером я позвонил домой маме, вкратце рассказал ей как у нас дела. Включив на телефоне громкую связь, дал ей поговорить с Джефом. Слушая мамин ласковый голос, он, шевеля ушами и нюхая телефон, сперва не мог понять почему эта маленькая коробочка говорит человеческим голосом. К тому времени я научил Джефа здороваться, и он по моей просьбе громко гавкнул в телефон, чем несказанно порадовал маму. Это на время нахождения в школе стало традицией. Джеф каждый день приветствовал маму, и она немного говорила с ним.

Так прошло несколько дней. Джеф радовал меня с каждым днём больше и больше, радовали уменье и знания собаки-проводника, то как он умел обходить препятствия, обозначать их, поднимал без всякой команды выпавшую из рук трость или иные предметы. Джеф может даже поднять упавшую на землю монетку, что делает весьма артистично, чем может рассмешить самого серьёзного человека. Но во всём этом есть ещё и некоторые сложности.

Дело в том, что несмотря на то, что собаки стерилизованы, все инстинкты сохраняются. Пёс, почувствовав рядом течную суку, начинает нервно вести себя и может сбиться с маршрута. Ещё лабрадор как пылесос может поднять с земли любую бяку, а последствия могут оказаться печальными — таким образом от разбросанной отравы дог-хантерами, этими недочеловеками, уже в этом году погибла в страшных муках собака-проводник. И всё-таки несмотря на некоторые недочёты в работе школы, она занимается очень важным делом, которому преданы все инструкторы.

Как-то я спросил у Екатерины:

- Вы на протяжении нескольких месяцев вкладываете в собак свои труды, знания и любовь. Вам, не тяжело расставаться со своими воспитанниками?
Катя, незаметно вздохнув, ответила:

- Тяжело но ведь они приносят Вам радость свободного передвижения и общения.
- Да, это верно, - согласился я.

Катерина молча достала сигарету и закурила.

«Да-а, - подумал я, - а ведь им на самом деле не так просто, как кажется, расставаться с собаками, с которыми они занимались по 6-7 месяцев.» Мы молча посидели несколько минут.

- Пойдём работать дальше? - спросила Катерина, докурив сигарету.
- Вперёд, труба зовёт, - ответил я.

 Настал день сдачи экзаменов. Мы должны были без инструктора пройти весь маршрут, далее к гостинице, от гостиницы и - в парк для сдачи зачёта по общей дрессуре. По пути следования за нами, чуть поодаль, шёл экзаменатор, который записывал всё в блокнот.

Начал Джеф очень резво: шёл, чётко соблюдая все правила, умело обозначал и обходил все препятствия. Но как только мы дошли до места, где находятся боксы для школьных автомобилей, Джеф резко свернул с маршрута и рванул в сторону гаража. Как потом выяснилось, там, спрятавшись, стояла Катерина и наблюдала за нами, а Джеф, почувствовав её, двинулся к ней. С большим усилием я вернул его на маршрут. Пришлось всё начать заново, я оглянулся в сторону экзаменатора.

- Всё нормально, у Вас ещё есть время, - спокойно и ободряюще сказала она.

На площадке общей дрессуры Джефу не было равных. Словом, мы все благополучно сдали экзамены и стали полноправными и счастливыми обладателями собак.

После экзаменов, отправились в гостиницу. В холле нас встретила Катерина. Она подошла к нам и поздравила. Я оставил Джефа на минутку, заскочил в свой номер, где стоял букет роз, купленных накануне утром Галиной.

- Это Вам за Джефа, - сказал я и поцеловал Катерине руку.
- За всё время работы, мне впервые дарят цветы, - сказала смущённым голосом Катя, - но в этом смущении я уловил нотки радости, и стало приятно, что смог порадовать эту хорошую девушку.

 Вечером, как и было задумано, мы собрались в городке у мангала. Сопровождающие накрыли стол. Пётр занялся шашлыками. Женщины расставляли приборы, нарезали помидоры и огурцы. Пахло дымком и почти готовым шашлыком - так, что уже было невтерпёж. Взяв на себя роль тамады, я поздравил всех нас с удачно сданными экзаменами и обретением друзей-помощников. Мы весело провели последний вечер в этой гостеприимной школе, а на утро стали разъезжаться.

Несмотря на выходной день, нас приехали провожать все наши инструкторы. Екатерина тепло попрощалась со мной, пожелала удачи и обняла Джефа. В её голосе чувствовалось волнение и некоторая дрожь. Я обещал, что при ближайшей возможности мы приедем в гости. Первыми увезли нас с Виталием.

Школа выделила для сопровождения автомобиль. Я улетал из аэропорта Домодедово, где нас провели в медицинскую комнату и передали работникам аэропорта. С благодарностью вспоминаю сотрудников аэропорта, которые всё сделали профессионально. Нам оформили документы и в специальной машине подвезли к трапу самолёта. Я всё боялся, как Джеф будет вести себя в самолёте, но все опасения оказались напрасными. Джеф поднялся по трапу, как-будто он это делал каждый день. Сотрудник аэропорта усадил нас на свои места, разместил ручную кладь и тепло попрощавшись, ушёл. Когда самолёт набрал высоту, стали подходить люди с просьбой сфотографировать Джефа, он был не против и с удовольствием позировал.

В Ставрополе нас встретил знакомый молодой таксист-частник, с которым я предварительно договаривался. Я хотел усадить Джефа на заднее сиденье, но не тут-то было, он запрыгнул на переднее и не захотел оттуда сходить. Пришлось ему уступить. На въезде в город у поста ГАИ стоял инспектор. Увидев высунутую из окна автомобиля большую морду Джефа с открытой пастью и высунутым языком, он от удивления выронил жезл и пока он его поднимал, мы благополучно миновали пост.

 Вот мы в городе. Свернули в наш двор, подъезжаем к подъезду. На крыльце стоит Мама. Мы приехали! Мы дома!
Когда мы вышли из машины, Джеф как-то сам понял, что нам нужно. Именно в тот подъезд, у двери которого стояла смотревшая в нашу сторону женщина, он, наверное понимал, что это и есть наша мама, он подошёл к ней.

- Какой он большой и красивый, - гладя и почёсывая Джефа за ухом, - сказала мама, а он, радостно виляя хвостом и издавая разные звуки крутился возле неё.

Встреча состоялась. Мы вошли в нашу квартиру. Я, сняв с Джефа шлейку и протерев ему лапы, впустил его в комнату. Он обошёл всю квартиру, обнюхал все углы, при этом сильно и часто втягивая носом воздух. Я взял его за ошейник, подвёл к предназначенному ему коврику.

- Место, Джеф. Место, - сказал я, давая собаке знать, что отныне здесь он будет отдыхать.

Джеф лёг на коврик.

- Устал, бедненький, после перелёта, - сказала мама, - Пусть отдохнёт, а я принесу ему воды. Может с дороги он хочет попить.

А вот это должен был сделать я, но то ли от радости встречи, то ли от волнения забыл. Хотя это не повод для того, что бы не исполнить свои обязанности. Мама принесла воду, Джеф встал и начал жадно пить.

«Да-а, Джеф, я действительно упустил из виду напоить и накормить тебя.»

Принёс ему миску с кормом, но Джеф не стал есть, а только выпил ещё воды.

- Сегодня очень жарко, - сказала мама, - давай не будем ему мешать, пусть поспит. Пойдём на кухню, расскажешь, как ты там жил. Вид у тебя такой, как-будто ты приехал из курорта.

- Мам, там действительно как на курорте. Такая природа! Такой воздух! Несмотря на большое количество собак, очень чисто. Нам всем там очень понравилось - очень хорошее отношение, атмосфера доброжелательная. И группа подобралась дружная. Кстати, Виталик тебе передал привет и наилучшие пожелания. Он надеется, что вы встретитесь в Уфе.

- Спасибо. Ну, ты тоже иди отдохни с дороги. Устал, наверное, после веселья. Небось до утра отмечали, и ты сам себя назначил тамадой.

- Как ты догадалась?

- От тебя немного отдаёт запахом алкоголя. Ну, по поводу тамады, зная твой общительный и весёлый характер я и не сомневаюсь что ты взял инициативу в свои руки.

«Да-а-а, как это у наших мам получается, что они всё чувствуют и знают? Дай Бог нашим матерям здоровья!»

Я прилёг и быстро заснул. Сказывалась бессонная ночь и перелёт. Проснулся от того, что Джеф лизал мне лицо.

- Который час?

- Пять вечера, - сказала мама.

Я встал, умылся холодной водой - летом в жару это бодрит и прогоняет сонливость - оделся, нацепил на Джефа выгульный поводок, и мы пошли гулять.

- Выгул, Джеф, выгул, - повторял я, идя до места, где в дальнейшем планировалось выгуливать собаку, для того, чтобы он потом запомнил, куда надо выходить по своим делам.

Джеф ходил, принюхивался. Для него всё было ново - другие запахи, новые места, всё другое. Я чувствовал, что он немного нервничает.

- Ничего, Джефик, ты привыкнешь. Тебе здесь понравится, - подбадривал я собаку.

Надо сказать, что напротив нашего дома, через дорогу, находится Таманский лес. В дальнейшем там мы и гуляли. Погуляв полтора часа, мы вернулись домой.

Джеф подошёл к маме, лизнул ей руку.

- Пойдём дорогой, я тебя накормлю, - сказала радостная мама, а он, весело виляя хвостом, пошёл за ней.

Так закончился наш первый день дома.

На следующий день к нам зашла соседка Катя - добрейшей души человек. Она знала, что я привезу собаку-проводника и пришла познакомится с ним и принесла ему в подарок миску для корма, кстати, точно такую же как в школе. Немного поиграв с Джефом, Катя ушла на работу, а мы вышли на утреннюю прогулку.

 Вернувшись с прогулки, я стал обдумывать свои дальнейшие действия. Во-первых надо было поставить собаку на учёт в ФСС (фонд социального страхования) - процедура обязательная. Затем надо найти человека, который помог бы освоить нам первый маршрут. Поскольку я часто ходил в краевую библиотеку для слепых, то я решил начать именно с этого. Я позвонил в библиотеку и спросил, могут ли они помочь в этом деле.

- Аркадий Иванович, постараемся Вам помочь. Попробуем привлечь волонтёров.

Дня через два-три к нам пришли двое молодых людей. Представившись они сказали, что пришли помочь нам в освоении маршрута. Мы начали отрабатывать маршрут, который был разбит на несколько этапов. Каждая часть маршрута имела своё название. От подъезда до подземки дорога называлась «переход», после подземного перехода - «автобус». Выйдя на нужной остановке, я произносил название следующей части - «книга». У каждой метки я давал Джефу лакомство, при этом постукивая тростью по близстоящему столбу или дереву, и произнося название части маршрута, для того чтобы собака запоминала.

Джеф очень понравился работницам библиотеки, дамы окружили его, каждая старалась погладить и приласкать Джефа.

- Какой красивый!

- Хозяин или собака? - шутливо спросил я.

- И хозяин тоже!

Так прошло четыре дня, после чего я, поблагодарив волонтёров за большую оказанную помощь, решил, что пора нам уже ходить самостоятельно.

 

Часть 2. Собака-проводник: Школа.

Итак, после знакомства, в школе начались занятия - ежедневные теоретические и практические, а также основы дрессуры и ветеринарии.

В понедельник после обеда позже всех приехал Виталий, тот самый мой знакомый из Улан-Удэ, который рассказал про эту школу. Так получилось что он, написавший заявку на один год раньше, попал в одну группу со мной. Мы с Виталием и сопровождающим его племянником Петром поселились в одном номере. Время было распределено следующим образом:

в 8:30 - завтрак,

в 10:00 - занятия с собакой,

в 12:00 - лекции,

в 13:00 -обед,

в 14:00 — снова занятия с собакой,

в 17:00 – конец занятий,

в 17:30 - ужин,

а потом свободное время.

 В первый день, оставив Джефа в вольере, Катерина повела меня на тренировочную площадку, так называемый городок. Подойдя к началу маршрута, по которому мы с Джефом должны будем ходить каждый день, Катя сказала мне, что сперва я должен пройти этот маршрут с ней в целях ознакомления, и она мне по пути следования будет рассказывать подробности нашей работы.

Я взял Катю под руку, и мы пошли. По дороге было много препятствий и имитаций мостов, железнодорожных переходов и тому подобное. Останавливаясь перед каждым препятствием, Катя просила чтобы я самостоятельно определял характер препятствия и обходил его, объясняя, что ровно так будет вести себя собака и мне нужно самому определять дальнейшее действия. Поначалу это может показаться лёгким занятием, но это далеко не так, препятствия имеют различное направление и расположение, и надо чувствовать в какую сторону тебя тянет или толкает собака.

Сперва всё получалось коряво, я не всегда понимал действия Джефа и расстраивался, но мой умный друг, тыкая влажным и холодным носом и виляя хвостом как бы говорил: «Не волнуйся. Я рядом. Я здесь. Я тебе помогу. Давай ещё раз. Ты сможешь.» «Да, мой Джеф. Я смогу. Мы справимся» - твердил я про себя.

Вторая часть ежедневных занятий с собакой проходила в парке школы. Там мы занимались дрессурой, командами «лежать», «стоять», «рядом», «апорт», «место». Учились просто ходить с собакой, и чтобы она беспрекословно исполняла все команды хозяина. Собаки должны были находиться всё время с нами на занятиях, на лекциях и сопровождать повсюду.

На третий день мне дали Джефа с собой в гостиницу. Отныне я должен был сам кормить, поить, мыть и выводить его на выгул и прогулку. В каждой комнате к стене было прикреплено кольцо для привязывания собаки, но мой Джеф ночью спал у моей кровати. По утрам надо было очень рано вставать, чтобы выгулять собаку. Это поначалу очень раздражало, чувствовалось недосыпание, и даже была такая (как потом выяснилось не только у меня) мысль - зачем я это всё затеял, ведь это не на один день! Но она быстро прошла, и с каждым днём становилось всё легче и легче, мы больше привязывались к своим собакам, а они отвечали нам взаимностью.

 Площадка, на которой мы проходили маршрут - городок - была очень добротно сделана. Много деревьев, кустов и цветов. Где-то в середине городка чуть ниже основного уровня в окружение зелени находился мангал. Стоял длинный стол и скамейки. Это, как я предположил, место для отдыха работников и возможно для приехавших в школу людей. На мой вопрос директору школы можно ли нам сделать там шашлыки и посидеть после занятий, был дан утвердительный ответ, но с оговоркой, что только после сдачи экзаменов. Я взял себе на заметку - неплохо было бы всем собраться здесь после всего и немного отдохнуть. Но до отдыха оставалось ещё некоторое время.

После ужина мы стояли у гостиницы и беседовали. Делились своими впечатлениями, а наши собаки игрались и гонялись друг за другом, иногда подбегая к своим хозяевам как бы проверяя не потерялись ли их хозяева. Стояли тёплые летние вечера в пахло свежескошенной травой.

Как-то вечером я позвонил домой маме, вкратце рассказал ей как у нас дела. Включив на телефоне громкую связь, дал ей поговорить с Джефом. Слушая мамин ласковый голос, он, шевеля ушами и нюхая телефон, сперва не мог понять почему эта маленькая коробочка говорит человеческим голосом. К тому времени я научил Джефа здороваться, и он по моей просьбе громко гавкнул в телефон, чем несказанно порадовал маму. Это на время нахождения в школе стало традицией. Джеф каждый день приветствовал маму, и она немного говорила с ним.

Так прошло несколько дней. Джеф радовал меня с каждым днём больше и больше, радовали уменье и знания собаки-проводника, то как он умел обходить препятствия, обозначать их, поднимал без всякой команды выпавшую из рук трость или иные предметы. Джеф может даже поднять упавшую на землю монетку, что делает весьма артистично, чем может рассмешить самого серьёзного человека. Но во всём этом есть ещё и некоторые сложности.

Дело в том, что несмотря на то, что собаки стерилизованы, все инстинкты сохраняются. Пёс, почувствовав рядом течную суку, начинает нервно вести себя и может сбиться с маршрута. Ещё лабрадор как пылесос может поднять с земли любую бяку, а последствия могут оказаться печальными — таким образом от разбросанной отравы дог-хантерами, этими недочеловеками, уже в этом году погибла в страшных муках собака-проводник. И всё-таки несмотря на некоторые недочёты в работе школы, она занимается очень важным делом, которому преданы все инструкторы.

Как-то я спросил у Екатерины:

- Вы на протяжении нескольких месяцев вкладываете в собак свои труды, знания и любовь. Вам, не тяжело расставаться со своими воспитанниками?
Катя, незаметно вздохнув, ответила:

- Тяжело но ведь они приносят Вам радость свободного передвижения и общения.
- Да, это верно, - согласился я.

Катерина молча достала сигарету и закурила.

«Да-а, - подумал я, - а ведь им на самом деле не так просто, как кажется, расставаться с собаками, с которыми они занимались по 6-7 месяцев.» Мы молча посидели несколько минут.

- Пойдём работать дальше? - спросила Катерина, докурив сигарету.
- Вперёд, труба зовёт, - ответил я.

 Настал день сдачи экзаменов. Мы должны были без инструктора пройти весь маршрут, далее к гостинице, от гостиницы и - в парк для сдачи зачёта по общей дрессуре. По пути следования за нами, чуть поодаль, шёл экзаменатор, который записывал всё в блокнот.

Начал Джеф очень резво: шёл, чётко соблюдая все правила, умело обозначал и обходил все препятствия. Но как только мы дошли до места, где находятся боксы для школьных автомобилей, Джеф резко свернул с маршрута и рванул в сторону гаража. Как потом выяснилось, там, спрятавшись, стояла Катерина и наблюдала за нами, а Джеф, почувствовав её, двинулся к ней. С большим усилием я вернул его на маршрут. Пришлось всё начать заново, я оглянулся в сторону экзаменатора.

- Всё нормально, у Вас ещё есть время, - спокойно и ободряюще сказала она.

На площадке общей дрессуры Джефу не было равных. Словом, мы все благополучно сдали экзамены и стали полноправными и счастливыми обладателями собак.

После экзаменов, отправились в гостиницу. В холле нас встретила Катерина. Она подошла к нам и поздравила. Я оставил Джефа на минутку, заскочил в свой номер, где стоял букет роз, купленных накануне утром Галиной.

- Это Вам за Джефа, - сказал я и поцеловал Катерине руку.
- За всё время работы, мне впервые дарят цветы, - сказала смущённым голосом Катя, - но в этом смущении я уловил нотки радости, и стало приятно, что смог порадовать эту хорошую девушку.

 Вечером, как и было задумано, мы собрались в городке у мангала. Сопровождающие накрыли стол. Пётр занялся шашлыками. Женщины расставляли приборы, нарезали помидоры и огурцы. Пахло дымком и почти готовым шашлыком - так, что уже было невтерпёж. Взяв на себя роль тамады, я поздравил всех нас с удачно сданными экзаменами и обретением друзей-помощников. Мы весело провели последний вечер в этой гостеприимной школе, а на утро стали разъезжаться.

Несмотря на выходной день, нас приехали провожать все наши инструкторы. Екатерина тепло попрощалась со мной, пожелала удачи и обняла Джефа. В её голосе чувствовалось волнение и некоторая дрожь. Я обещал, что при ближайшей возможности мы приедем в гости. Первыми увезли нас с Виталием.

Школа выделила для сопровождения автомобиль. Я улетал из аэропорта Домодедово, где нас провели в медицинскую комнату и передали работникам аэропорта. С благодарностью вспоминаю сотрудников аэропорта, которые всё сделали профессионально. Нам оформили документы и в специальной машине подвезли к трапу самолёта. Я всё боялся, как Джеф будет вести себя в самолёте, но все опасения оказались напрасными. Джеф поднялся по трапу, как-будто он это делал каждый день. Сотрудник аэропорта усадил нас на свои места, разместил ручную кладь и тепло попрощавшись, ушёл. Когда самолёт набрал высоту, стали подходить люди с просьбой сфотографировать Джефа, он был не против и с удовольствием позировал.

В Ставрополе нас встретил знакомый молодой таксист-частник, с которым я предварительно договаривался. Я хотел усадить Джефа на заднее сиденье, но не тут-то было, он запрыгнул на переднее и не захотел оттуда сходить. Пришлось ему уступить. На въезде в город у поста ГАИ стоял инспектор. Увидев высунутую из окна автомобиля большую морду Джефа с открытой пастью и высунутым языком, он от удивления выронил жезл и пока он его поднимал, мы благополучно миновали пост.

 Вот мы в городе. Свернули в наш двор, подъезжаем к подъезду. На крыльце стоит Мама. Мы приехали! Мы дома!
Когда мы вышли из машины, Джеф как-то сам понял, что нам нужно. Именно в тот подъезд, у двери которого стояла смотревшая в нашу сторону женщина, он, наверное понимал, что это и есть наша мама, он подошёл к ней.

- Какой он большой и красивый, - гладя и почёсывая Джефа за ухом, - сказала мама, а он, радостно виляя хвостом и издавая разные звуки крутился возле неё.

Встреча состоялась. Мы вошли в нашу квартиру. Я, сняв с Джефа шлейку и протерев ему лапы, впустил его в комнату. Он обошёл всю квартиру, обнюхал все углы, при этом сильно и часто втягивая носом воздух. Я взял его за ошейник, подвёл к предназначенному ему коврику.

- Место, Джеф. Место, - сказал я, давая собаке знать, что отныне здесь он будет отдыхать.

Джеф лёг на коврик.

- Устал, бедненький, после перелёта, - сказала мама, - Пусть отдохнёт, а я принесу ему воды. Может с дороги он хочет попить.

А вот это должен был сделать я, но то ли от радости встречи, то ли от волнения забыл. Хотя это не повод для того, что бы не исполнить свои обязанности. Мама принесла воду, Джеф встал и начал жадно пить.

«Да-а, Джеф, я действительно упустил из виду напоить и накормить тебя.»

Принёс ему миску с кормом, но Джеф не стал есть, а только выпил ещё воды.

- Сегодня очень жарко, - сказала мама, - давай не будем ему мешать, пусть поспит. Пойдём на кухню, расскажешь, как ты там жил. Вид у тебя такой, как-будто ты приехал из курорта.

- Мам, там действительно как на курорте. Такая природа! Такой воздух! Несмотря на большое количество собак, очень чисто. Нам всем там очень понравилось - очень хорошее отношение, атмосфера доброжелательная. И группа подобралась дружная. Кстати, Виталик тебе передал привет и наилучшие пожелания. Он надеется, что вы встретитесь в Уфе.

- Спасибо. Ну, ты тоже иди отдохни с дороги. Устал, наверное, после веселья. Небось до утра отмечали, и ты сам себя назначил тамадой.

- Как ты догадалась?

- От тебя немного отдаёт запахом алкоголя. Ну, по поводу тамады, зная твой общительный и весёлый характер я и не сомневаюсь что ты взял инициативу в свои руки.

«Да-а-а, как это у наших мам получается, что они всё чувствуют и знают? Дай Бог нашим матерям здоровья!»

Я прилёг и быстро заснул. Сказывалась бессонная ночь и перелёт. Проснулся от того, что Джеф лизал мне лицо.

- Который час?

- Пять вечера, - сказала мама.

Я встал, умылся холодной водой - летом в жару это бодрит и прогоняет сонливость - оделся, нацепил на Джефа выгульный поводок, и мы пошли гулять.

- Выгул, Джеф, выгул, - повторял я, идя до места, где в дальнейшем планировалось выгуливать собаку, для того, чтобы он потом запомнил, куда надо выходить по своим делам.

Джеф ходил, принюхивался. Для него всё было ново - другие запахи, новые места, всё другое. Я чувствовал, что он немного нервничает.

- Ничего, Джефик, ты привыкнешь. Тебе здесь понравится, - подбадривал я собаку.

Надо сказать, что напротив нашего дома, через дорогу, находится Таманский лес. В дальнейшем там мы и гуляли. Погуляв полтора часа, мы вернулись домой.

Джеф подошёл к маме, лизнул ей руку.

- Пойдём дорогой, я тебя накормлю, - сказала радостная мама, а он, весело виляя хвостом, пошёл за ней.

Так закончился наш первый день дома.

На следующий день к нам зашла соседка Катя - добрейшей души человек. Она знала, что я привезу собаку-проводника и пришла познакомится с ним и принесла ему в подарок миску для корма, кстати, точно такую же как в школе. Немного поиграв с Джефом, Катя ушла на работу, а мы вышли на утреннюю прогулку.

 Вернувшись с прогулки, я стал обдумывать свои дальнейшие действия. Во-первых надо было поставить собаку на учёт в ФСС (фонд социального страхования) - процедура обязательная. Затем надо найти человека, который помог бы освоить нам первый маршрут. Поскольку я часто ходил в краевую библиотеку для слепых, то я решил начать именно с этого. Я позвонил в библиотеку и спросил, могут ли они помочь в этом деле.

- Аркадий Иванович, постараемся Вам помочь. Попробуем привлечь волонтёров.

Дня через два-три к нам пришли двое молодых людей. Представившись они сказали, что пришли помочь нам в освоении маршрута. Мы начали отрабатывать маршрут, который был разбит на несколько этапов. Каждая часть маршрута имела своё название. От подъезда до подземки дорога называлась «переход», после подземного перехода - «автобус». Выйдя на нужной остановке, я произносил название следующей части - «книга». У каждой метки я давал Джефу лакомство, при этом постукивая тростью по близстоящему столбу или дереву, и произнося название части маршрута, для того чтобы собака запоминала.

Джеф очень понравился работницам библиотеки, дамы окружили его, каждая старалась погладить и приласкать Джефа.

- Какой красивый!

- Хозяин или собака? - шутливо спросил я.

- И хозяин тоже!

Так прошло четыре дня, после чего я, поблагодарив волонтёров за большую оказанную помощь, решил, что пора нам уже ходить самостоятельно.

 

Часть 2. Собака-проводник: Школа.

Итак, после знакомства, в школе начались занятия - ежедневные теоретические и практические, а также основы дрессуры и ветеринарии.

В понедельник после обеда позже всех приехал Виталий, тот самый мой знакомый из Улан-Удэ, который рассказал про эту школу. Так получилось что он, написавший заявку на один год раньше, попал в одну группу со мной. Мы с Виталием и сопровождающим его племянником Петром поселились в одном номере. Время было распределено следующим образом:

в 8:30 - завтрак,

в 10:00 - занятия с собакой,

в 12:00 - лекции,

в 13:00 -обед,

в 14:00 — снова занятия с собакой,

в 17:00 – конец занятий,

в 17:30 - ужин,

а потом свободное время.

 В первый день, оставив Джефа в вольере, Катерина повела меня на тренировочную площадку, так называемый городок. Подойдя к началу маршрута, по которому мы с Джефом должны будем ходить каждый день, Катя сказала мне, что сперва я должен пройти этот маршрут с ней в целях ознакомления, и она мне по пути следования будет рассказывать подробности нашей работы.

Я взял Катю под руку, и мы пошли. По дороге было много препятствий и имитаций мостов, железнодорожных переходов и тому подобное. Останавливаясь перед каждым препятствием, Катя просила чтобы я самостоятельно определял характер препятствия и обходил его, объясняя, что ровно так будет вести себя собака и мне нужно самому определять дальнейшее действия. Поначалу это может показаться лёгким занятием, но это далеко не так, препятствия имеют различное направление и расположение, и надо чувствовать в какую сторону тебя тянет или толкает собака.

Сперва всё получалось коряво, я не всегда понимал действия Джефа и расстраивался, но мой умный друг, тыкая влажным и холодным носом и виляя хвостом как бы говорил: «Не волнуйся. Я рядом. Я здесь. Я тебе помогу. Давай ещё раз. Ты сможешь.» «Да, мой Джеф. Я смогу. Мы справимся» - твердил я про себя.

Вторая часть ежедневных занятий с собакой проходила в парке школы. Там мы занимались дрессурой, командами «лежать», «стоять», «рядом», «апорт», «место». Учились просто ходить с собакой, и чтобы она беспрекословно исполняла все команды хозяина. Собаки должны были находиться всё время с нами на занятиях, на лекциях и сопровождать повсюду.

На третий день мне дали Джефа с собой в гостиницу. Отныне я должен был сам кормить, поить, мыть и выводить его на выгул и прогулку. В каждой комнате к стене было прикреплено кольцо для привязывания собаки, но мой Джеф ночью спал у моей кровати. По утрам надо было очень рано вставать, чтобы выгулять собаку. Это поначалу очень раздражало, чувствовалось недосыпание, и даже была такая (как потом выяснилось не только у меня) мысль - зачем я это всё затеял, ведь это не на один день! Но она быстро прошла, и с каждым днём становилось всё легче и легче, мы больше привязывались к своим собакам, а они отвечали нам взаимностью.

 Площадка, на которой мы проходили маршрут - городок - была очень добротно сделана. Много деревьев, кустов и цветов. Где-то в середине городка чуть ниже основного уровня в окружение зелени находился мангал. Стоял длинный стол и скамейки. Это, как я предположил, место для отдыха работников и возможно для приехавших в школу людей. На мой вопрос директору школы можно ли нам сделать там шашлыки и посидеть после занятий, был дан утвердительный ответ, но с оговоркой, что только после сдачи экзаменов. Я взял себе на заметку - неплохо было бы всем собраться здесь после всего и немного отдохнуть. Но до отдыха оставалось ещё некоторое время.

После ужина мы стояли у гостиницы и беседовали. Делились своими впечатлениями, а наши собаки игрались и гонялись друг за другом, иногда подбегая к своим хозяевам как бы проверяя не потерялись ли их хозяева. Стояли тёплые летние вечера в пахло свежескошенной травой.

Как-то вечером я позвонил домой маме, вкратце рассказал ей как у нас дела. Включив на телефоне громкую связь, дал ей поговорить с Джефом. Слушая мамин ласковый голос, он, шевеля ушами и нюхая телефон, сперва не мог понять почему эта маленькая коробочка говорит человеческим голосом. К тому времени я научил Джефа здороваться, и он по моей просьбе громко гавкнул в телефон, чем несказанно порадовал маму. Это на время нахождения в школе стало традицией. Джеф каждый день приветствовал маму, и она немного говорила с ним.

Так прошло несколько дней. Джеф радовал меня с каждым днём больше и больше, радовали уменье и знания собаки-проводника, то как он умел обходить препятствия, обозначать их, поднимал без всякой команды выпавшую из рук трость или иные предметы. Джеф может даже поднять упавшую на землю монетку, что делает весьма артистично, чем может рассмешить самого серьёзного человека. Но во всём этом есть ещё и некоторые сложности.

Дело в том, что несмотря на то, что собаки стерилизованы, все инстинкты сохраняются. Пёс, почувствовав рядом течную суку, начинает нервно вести себя и может сбиться с маршрута. Ещё лабрадор как пылесос может поднять с земли любую бяку, а последствия могут оказаться печальными — таким образом от разбросанной отравы дог-хантерами, этими недочеловеками, уже в этом году погибла в страшных муках собака-проводник. И всё-таки несмотря на некоторые недочёты в работе школы, она занимается очень важным делом, которому преданы все инструкторы.

Как-то я спросил у Екатерины:

- Вы на протяжении нескольких месяцев вкладываете в собак свои труды, знания и любовь. Вам, не тяжело расставаться со своими воспитанниками?
Катя, незаметно вздохнув, ответила:

- Тяжело но ведь они приносят Вам радость свободного передвижения и общения.
- Да, это верно, - согласился я.

Катерина молча достала сигарету и закурила.

«Да-а, - подумал я, - а ведь им на самом деле не так просто, как кажется, расставаться с собаками, с которыми они занимались по 6-7 месяцев.» Мы молча посидели несколько минут.

- Пойдём работать дальше? - спросила Катерина, докурив сигарету.
- Вперёд, труба зовёт, - ответил я.

 Настал день сдачи экзаменов. Мы должны были без инструктора пройти весь маршрут, далее к гостинице, от гостиницы и - в парк для сдачи зачёта по общей дрессуре. По пути следования за нами, чуть поодаль, шёл экзаменатор, который записывал всё в блокнот.

Начал Джеф очень резво: шёл, чётко соблюдая все правила, умело обозначал и обходил все препятствия. Но как только мы дошли до места, где находятся боксы для школьных автомобилей, Джеф резко свернул с маршрута и рванул в сторону гаража. Как потом выяснилось, там, спрятавшись, стояла Катерина и наблюдала за нами, а Джеф, почувствовав её, двинулся к ней. С большим усилием я вернул его на маршрут. Пришлось всё начать заново, я оглянулся в сторону экзаменатора.

- Всё нормально, у Вас ещё есть время, - спокойно и ободряюще сказала она.

На площадке общей дрессуры Джефу не было равных. Словом, мы все благополучно сдали экзамены и стали полноправными и счастливыми обладателями собак.

После экзаменов, отправились в гостиницу. В холле нас встретила Катерина. Она подошла к нам и поздравила. Я оставил Джефа на минутку, заскочил в свой номер, где стоял букет роз, купленных накануне утром Галиной.

- Это Вам за Джефа, - сказал я и поцеловал Катерине руку.
- За всё время работы, мне впервые дарят цветы, - сказала смущённым голосом Катя, - но в этом смущении я уловил нотки радости, и стало приятно, что смог порадовать эту хорошую девушку.

 Вечером, как и было задумано, мы собрались в городке у мангала. Сопровождающие накрыли стол. Пётр занялся шашлыками. Женщины расставляли приборы, нарезали помидоры и огурцы. Пахло дымком и почти готовым шашлыком - так, что уже было невтерпёж. Взяв на себя роль тамады, я поздравил всех нас с удачно сданными экзаменами и обретением друзей-помощников. Мы весело провели последний вечер в этой гостеприимной школе, а на утро стали разъезжаться.

Несмотря на выходной день, нас приехали провожать все наши инструкторы. Екатерина тепло попрощалась со мной, пожелала удачи и обняла Джефа. В её голосе чувствовалось волнение и некоторая дрожь. Я обещал, что при ближайшей возможности мы приедем в гости. Первыми увезли нас с Виталием.

Школа выделила для сопровождения автомобиль. Я улетал из аэропорта Домодедово, где нас провели в медицинскую комнату и передали работникам аэропорта. С благодарностью вспоминаю сотрудников аэропорта, которые всё сделали профессионально. Нам оформили документы и в специальной машине подвезли к трапу самолёта. Я всё боялся, как Джеф будет вести себя в самолёте, но все опасения оказались напрасными. Джеф поднялся по трапу, как-будто он это делал каждый день. Сотрудник аэропорта усадил нас на свои места, разместил ручную кладь и тепло попрощавшись, ушёл. Когда самолёт набрал высоту, стали подходить люди с просьбой сфотографировать Джефа, он был не против и с удовольствием позировал.

В Ставрополе нас встретил знакомый молодой таксист-частник, с которым я предварительно договаривался. Я хотел усадить Джефа на заднее сиденье, но не тут-то было, он запрыгнул на переднее и не захотел оттуда сходить. Пришлось ему уступить. На въезде в город у поста ГАИ стоял инспектор. Увидев высунутую из окна автомобиля большую морду Джефа с открытой пастью и высунутым языком, он от удивления выронил жезл и пока он его поднимал, мы благополучно миновали пост.

 Вот мы в городе. Свернули в наш двор, подъезжаем к подъезду. На крыльце стоит Мама. Мы приехали! Мы дома!
Когда мы вышли из машины, Джеф как-то сам понял, что нам нужно. Именно в тот подъезд, у двери которого стояла смотревшая в нашу сторону женщина, он, наверное понимал, что это и есть наша мама, он подошёл к ней.

- Какой он большой и красивый, - гладя и почёсывая Джефа за ухом, - сказала мама, а он, радостно виляя хвостом и издавая разные звуки крутился возле неё.

Встреча состоялась. Мы вошли в нашу квартиру. Я, сняв с Джефа шлейку и протерев ему лапы, впустил его в комнату. Он обошёл всю квартиру, обнюхал все углы, при этом сильно и часто втягивая носом воздух. Я взял его за ошейник, подвёл к предназначенному ему коврику.

- Место, Джеф. Место, - сказал я, давая собаке знать, что отныне здесь он будет отдыхать.

Джеф лёг на коврик.

- Устал, бедненький, после перелёта, - сказала мама, - Пусть отдохнёт, а я принесу ему воды. Может с дороги он хочет попить.

А вот это должен был сделать я, но то ли от радости встречи, то ли от волнения забыл. Хотя это не повод для того, что бы не исполнить свои обязанности. Мама принесла воду, Джеф встал и начал жадно пить.

«Да-а, Джеф, я действительно упустил из виду напоить и накормить тебя.»

Принёс ему миску с кормом, но Джеф не стал есть, а только выпил ещё воды.

- Сегодня очень жарко, - сказала мама, - давай не будем ему мешать, пусть поспит. Пойдём на кухню, расскажешь, как ты там жил. Вид у тебя такой, как-будто ты приехал из курорта.

- Мам, там действительно как на курорте. Такая природа! Такой воздух! Несмотря на большое количество собак, очень чисто. Нам всем там очень понравилось - очень хорошее отношение, атмосфера доброжелательная. И группа подобралась дружная. Кстати, Виталик тебе передал привет и наилучшие пожелания. Он надеется, что вы встретитесь в Уфе.

- Спасибо. Ну, ты тоже иди отдохни с дороги. Устал, наверное, после веселья. Небось до утра отмечали, и ты сам себя назначил тамадой.

- Как ты догадалась?

- От тебя немного отдаёт запахом алкоголя. Ну, по поводу тамады, зная твой общительный и весёлый характер я и не сомневаюсь что ты взял инициативу в свои руки.

«Да-а-а, как это у наших мам получается, что они всё чувствуют и знают? Дай Бог нашим матерям здоровья!»

Я прилёг и быстро заснул. Сказывалась бессонная ночь и перелёт. Проснулся от того, что Джеф лизал мне лицо.

- Который час?

- Пять вечера, - сказала мама.

Я встал, умылся холодной водой - летом в жару это бодрит и прогоняет сонливость - оделся, нацепил на Джефа выгульный поводок, и мы пошли гулять.

- Выгул, Джеф, выгул, - повторял я, идя до места, где в дальнейшем планировалось выгуливать собаку, для того, чтобы он потом запомнил, куда надо выходить по своим делам.

Джеф ходил, принюхивался. Для него всё было ново - другие запахи, новые места, всё другое. Я чувствовал, что он немного нервничает.

- Ничего, Джефик, ты привыкнешь. Тебе здесь понравится, - подбадривал я собаку.

Надо сказать, что напротив нашего дома, через дорогу, находится Таманский лес. В дальнейшем там мы и гуляли. Погуляв полтора часа, мы вернулись домой.

Джеф подошёл к маме, лизнул ей руку.

- Пойдём дорогой, я тебя накормлю, - сказала радостная мама, а он, весело виляя хвостом, пошёл за ней.

Так закончился наш первый день дома.

На следующий день к нам зашла соседка Катя - добрейшей души человек. Она знала, что я привезу собаку-проводника и пришла познакомится с ним и принесла ему в подарок миску для корма, кстати, точно такую же как в школе. Немного поиграв с Джефом, Катя ушла на работу, а мы вышли на утреннюю прогулку.

 Вернувшись с прогулки, я стал обдумывать свои дальнейшие действия. Во-первых надо было поставить собаку на учёт в ФСС (фонд социального страхования) - процедура обязательная. Затем надо найти человека, который помог бы освоить нам первый маршрут. Поскольку я часто ходил в краевую библиотеку для слепых, то я решил начать именно с этого. Я позвонил в библиотеку и спросил, могут ли они помочь в этом деле.

- Аркадий Иванович, постараемся Вам помочь. Попробуем привлечь волонтёров.

Дня через два-три к нам пришли двое молодых людей. Представившись они сказали, что пришли помочь нам в освоении маршрута. Мы начали отрабатывать маршрут, который был разбит на несколько этапов. Каждая часть маршрута имела своё название. От подъезда до подземки дорога называлась «переход», после подземного перехода - «автобус». Выйдя на нужной остановке, я произносил название следующей части - «книга». У каждой метки я давал Джефу лакомство, при этом постукивая тростью по близстоящему столбу или дереву, и произнося название части маршрута, для того чтобы собака запоминала.

Джеф очень понравился работницам библиотеки, дамы окружили его, каждая старалась погладить и приласкать Джефа.

- Какой красивый!

- Хозяин или собака? - шутливо спросил я.

- И хозяин тоже!

Так прошло четыре дня, после чего я, поблагодарив волонтёров за большую оказанную помощь, решил, что пора нам уже ходить самостоятельно.